08-06-2020 09:37

Урок памяти и славы «Первый среди асов – «Триждыдуб»

 к 100-летию  Маршала авиации   лётчика-аса

трижды Героя Советского Союза Кожедуба Ивана Никитовича

 

Иван Никитович Кожедуб стал самым результативным советским лётчиком Великой Отечественной войны. За два неполных года он уничтожил 64 немецких самолёта. "Триждыдуб", как его называли курсанты, удостоился звания маршала авиации в мае 1985 года.

Среди сбитых Иваном Кожедубом вражеских самолетов были:

 

21 истребитель FW-190;

18 истребителей Ме-109;

18 бомбардировщиков Ju-87;

3 штурмовика Hs-129;

2 бомбардировщика He-111;

1 истребитель PZL P-24 (румынский);

1 реактивный самолёт Ме-262.

 

Иван Никитович Кожедуб родился 8 июня 1920 г. в с. Ображеевка Глуховского уезда Черниговской губернии Украинской ССР (ныне Шосткинский район Сумской области, Украина). Отец, Никита Ларионович, был заводским рабочим, мать, Стефанида Ивановна, вела домашнее хозяйство. Он был нежданным, пятым, младшим в семье ребёнком, родившимся после большого голода.

Его отец был незаурядным человеком. В перерывах от работы на фабрике и и крестьянским трудом, он находил время и силы читать книги и сочинять стихи. Невзирая на протесты матери, отец посылал пятилетнего Ивана сторожить ночью сад. Став старше, сын спросил: «Зачем это?». Действительно, воровали тогда редко, да и сторож из ребёнка бесполезный. Отец ответил: «Приучал тебя к испытаниям». И это сработало. От отца Иван перенял жажду приобретения новых знаний и в раннем возрасте тоже самостоятельно научился читать. Поэтому раньше сверстников, в шестилетнем возрасте, был принят в школу. От матери, мастерицы вышивать, Иван унаследовал способности к рисованию. Во время учебы он оформлял стенгазеты, рисовал лозунги и плакаты. Позднее Иван Никитович вспоминал: «Рисование выработало у меня глазомер, зрительную память, наблюдательность. И эти качества пригодились мне, когда я стал летчиком».

В школе Кожедуб занялся гимнастикой. В тринадцатилетнем возрасте, подражая приехавшему в село цирковому силачу, он научился поднимать и выжимать одной рукой двухпудовую гирю. Позднее, участвуя в многочисленных воздушных боях, Иван не раз убеждался, какое огромное значение для летчика имеет физическая выносливость. Он писал: «Резкие снижения с большой высоты на малую, минутные перегрузки, от которых порой темнеет в глазах, – все это легко переносит физически закаленный человек. Иногда в бою, выполняя каскад фигур, на мгновение теряешь сознание. Придешь в себя, сейчас же включаешься в боевую обстановку и снова действуешь на любой высоте, при любой скорости, в любом положении. Это умение выработалось у меня благодаря спортивной тренировке. Даже во фронтовой обстановке я старался найти время, чтобы сделать зарядку».

С детства у Ивана Кожедуба зародилось желание связать свою судьбу с военной службой. Он внимательно слушал рассказы соседа Сергея Андрусенко, участника Гражданской войны, гордился братом Яковом, служившем на границе. Особое восхищение Ивана вызвал прибывший в село на побывку курсант военного училища. «На меня, – писал он, – такое впечатление произвели квадраты на его петлицах, блестящие сапоги, молодцеватая, уверенная осанка, что я начал подражать его манере говорить и ходить». В 1934 г., заканчивая учебу в семилетней школе, Кожедуб пытался поступить учеником в духовой оркестр в воинскую часть в Шостке, но по малолетству не был принят. Тогда по совету отца, считавшего, что «ремесло не коромысло, плечи не вытянет», Иван поступил в вечернюю школу при фабрично-заводском училище. В своих мемуарах Кожедуб отмечал: «В слякоть, в пургу, в мороз ходили ежедневно по семь километров до Шостки да по семь – обратно. Учиться было нелегко, особенно много приходилось заниматься русским языком: у нас в сельской школе занятия шли по-украински». По совместительству с учебой Иван был назначен на первую в своей трудовой биографии должность – библиотекаря с зарплатой в 100 рублей. Днем работал, вечером учился. «Работа в библиотеке дала мне много, – считал Кожедуб. – Я полюбил мир книг, газет, журналов. Они стали моими настоящими друзьями, вооружали меня знаниями».

В 1936 г. Иван поступил в Шосткинский химико-технологический техникум и перебрался в Шостку в студенческое общежитие. В ходе учебы Кожедуб увлекся черчением, которое давалось ему легко. Он привык к точному измерению деталей, аккуратности, приобрел навыки, которые потом, когда надо было изучать самолет, очень ему пригодились. Однажды он увидел двух студентов третьего курса, одетых в новые военные гимнастерки и до блеска начищенные сапоги. Это вызвало удивление и интерес у Кожедуба. Оказалось, что они учатся в аэроклубе. Их примеру последовал и Иван. В своей книге «Верность Отчизне» Кожедуб так вспоминал это время: «Совмещать учение в техникуме и в аэроклубе действительно оказалось нелегко. С девяти до трех шли занятия в техникуме, а с пяти – в аэроклубе. Но ни одной лекции в техникуме, ни одного занятия в аэроклубе я не пропустил. По-прежнему оформлял стенгазету в техникуме. На домашнюю подготовку оставались выходные дни, поздний вечер, раннее утро». В аэроклубе Иван освоил самолет По-2, совершил несколько парашютных прыжков.

Зимой 1940 г. студент 4-го курса техникума Кожедуб должен был убывать на преддипломную практику. Но пришел вызов из летного училища. он прошел строгую медкомиссию и в феврале был зачислен курсантом Чугуевского военного авиационного училища. В марте 1941 г. статус этого учебного заведения был снижен: училище переименовали в Чугуевскую военную авиационную школу пилотов, ее выпускникам присваивалось воинское звание «сержант», а не «лейтенант», как раньше. Курсанты осваивали самолеты УТ-2, УТИ-4 и боевые самолеты-истребители И-16. Руководство характеризовало его как волевого, энергичного, решительного и инициативного курсанта, требовательного к себе и подчиненным, который настойчиво проводит свои решения в жизнь. Кроме того, отмечалось, что он грамотно, уверенно летает и может передать другим свои знания. После выпуска Кожедуб был оставлен в авиашколе в должности летчика-инструктора. Курсанты за глаза называли строгого инструктора "Триждыдубом", но Иван Никитович с иронией относился к этому прозвищу Когда началась война, рапорт сержанта Кожедуба о направлении на фронт не был удовлетворен. Начальник авиашколы говорил рвавшимся в бой инструкторам: «Фронту нужны хорошо подготовленные летчики. Стало быть, ваша задача – еще скорее и лучше готовить курсантов».

Осенью 1941 г. авиашкола была эвакуирована в Казахстан. Учебная эскадрилья, в которую входил Иван, размещалась в с. Манкент под Чимкентом. В феврале 1942 г. в День Красной армии Кожедубу присвоили звание старшего сержанта. Осенью Кожедуб добился направления в действующую армию. В ноябре его вызвали в Москву на пункт сбора летно-технического состава и зачислили в 240-й истребительный авиаполк. Кожедуб вспоминал: «Нам предстояло в наикратчайший срок изучить, а затем отлично освоить новые самолеты. Погрузились мы в занятия с головой. Старались сделать все, чтобы мы как можно лучше знали самолет – одноместный истребитель «Ла-5» конструкции Героя Социалистического Труда Семена Алексеевича Лавочкина».

В марте 1943 г. 240-й истребительный авиаполк в составе 4-го истребительного авиационного корпуса 2-й воздушной армии генерал-лейтенанта С.А. Красовского прибыл на Воронежской фронт. Иван горел желанием бороться с врагом. Его родные остались в оккупации, два старших брата – Яков и Александр давно уже были на фронте. Но в одном из первых же вылетов Кожедуб чуть не погиб. Во время взлета он потерял из виду своего ведущего младшего лейтенанта Ивана Михайловича Габуния. Увидел, что на аэродром летят бомбардировщики противника. Думая, что есть возможность отличиться и в первом же бою сбить врага, Кожедуб сам оказался под ударом немецкого истребителя. А после этого в его Ла-5 попало три снаряда своих зениток, защищавших аэродром. Чудом Иван спас свой самолет и себя.

В июне 1943 г. младший лейтенант Кожедуб стал старшим летчиком, затем командиром звена, в августе получил звание лейтенанта и был назначен командиром эскадрильи. В том же году И. Кожедуб был принят в партию. Первым серьезным испытанием для него стала Курская битва. Противник бросил на белгородско-курское направление отборные авиационные части. Для прикрытия наземных войск летчики совершали по нескольку вылетов в день. 6 июля Иван сбил первый самолет противника – бомбардировщик Ю-87. Через два дня он впервые возглавил вылет четверки истребителей. В воздухе их атаковали немецкие асы, возвращавшиеся со «свободной охоты». Иван Никитович вспоминал: «…Пока противник доворачивал, я поймал ведущего в прицел на высоте 4000 метров. Жду, пока расстояние сократится до дистанции открытия огня, не сворачиваю. Огонь открываю первым. Длинной очередью сбиваю ведущего. Он перевернулся с отвесного пикирования, ударился о землю и взорвался». В тот день Кожедуб еще два раза поднимался в воздух и сбил еще один самолет противника. В июле и сентябре 1943 г. за боевые отличия будущий советский ас был награжден орденами Красного Знамени. Впоследствии он писал: «В первые дни боев на Курской дуге я понял, что воздушный бой – это действительно испытание морально-боевых и физических качеств бойца, это величайшее напряжение нервов».

В боевой характеристике И.Н. Кожедуба за 1943 г. указывалось, что он «успешно выполнил 173 боевых задания, из которых: прикрытие своих войск на линии фронта – 64, сопровождение штурмовиков и бомбардировщиков – 88, на разведку войск противника – 13, патрулирование – 3, перехват самолетов противника – 5. Провел 52 воздушных боя, в которых лично сбил 25 самолетов противника (12 Ю-87, 11 Ме-109, 1 ФВ-190, 1 Хе-111). В воздушных боях показал себя смелым и решительным летчиком и командиром, умело руководящим летным составом вверенной ему эскадрильи, в бою». В феврале 1944 г. И. Кожедубу за лично сбитые самолеты противника и за проявленный героизм в бою присвоено звание Героя Советского Союза.

Эскадрилья Кожедуба принимала участие в освобождении Харькова, в боях на Днепре и в освобождении Правобережной Украины. Со своей шестеркой самолетов Иван Никитович воевал в небе Молдавии, прикрывал переправы через Южный Буг и плацдармы на правом берегу Днестра. К этому времени в его летной книжке числилось 32 личные воздушные победы. Во второй половине апреля 1944 г. немцы хотели ударом севернее Ясс отрезать наши войска, находившиеся между реками Прут и Серет. Завязались крупные воздушные бои, из которых советские летчики вышли победителями. Среди сбитых оказались и немецкие асы на самолетах, размалеванных черепами, костями и прочими атрибутами психологического воздействия. Эта атрибутика часто была поводом для насмешек. Советские летчики посмеивались, что противник заранее заготовил для себя черепа и кости.

Бои в районе Ясс продолжались и в мае 1944 г. В это время Кожедуб получил новый самолет Ла-5ФН, построенный на личные сбережения 60-летнего пчеловода Василия Викторовича Конева из колхоза «Большевик» Сталинградской области. Машина носила имя односельчанина и однофамильца Конева – командира 21-го гвардейского истребительного авиаполка Героя Советского Союза гвардии подполковника Г.Н. Конева, погибшего в неравном воздушном бою в декабре 1942 г. На этом самолете за семь дней напряженных воздушных боев в небе Румынии Кожедуб сбил восемь вражеских самолетов.

В июле 1944 г. Ивана Никитовича вызвали в Москву и назначили на должность заместителя командира 176-го истребительного авиационного полка, воевавшего в составе 1-го Белорусского фронта. Перед убытием в полк он прошел переподготовку на новый самолет «Ла-7». Здесь же на подмосковном учебном аэродроме в День Воздушного флота СССР (18 августа) капитана Кожедуба застало известие о награждении второй «Золотой Звездой».

Боевой путь в 176-м истребительном авиаполку Иван Никитович начал на берегах Вислы. Здесь он активно использовал полеты на «свободную охоту», то есть вел активный поиск противника далеко в его тылу, за десятки километров от линии фронта. Вместе с другими опытными летчиками полка «охотился» за вражескими самолетами, автомашинами, эшелонами, уничтожал живую силу и технику противника. В первых числах сентября 1944 г. 176-й полк был удостоен гвардейского звания. В этом был хоть и небольшой, но вклад и Кожедуба. При вручении части гвардейского знамени Ивану Никитовичу было доверено стать его первым знаменосцем.

Во второй половине сентября сложная воздушная обстановка сложилась на 3-м Прибалтийском фронте. На один из участков фронта немцы перебросили опытных «охотников». Кожедубу было поручено возглавить группу из 10 летчиков, чтобы очистить воздух от вражеских самолетов и обеспечить свободу действий нашей авиации. Несколько дней группа методом свободной «охоты» уничтожала авиацию противника, создавая при этом преимущество в воздухе. В результате проведенных воздушных боев сбито восемь самолетов противника, из них лично Кожедубом – три. У фашистских «охотников» пропало желание залетать на нашу территорию. Они стали уклоняться от боя, и по всему чувствовалось были сильно деморализованы.

С середины января 1945 г. Кожедуб в составе полка участвовал в Висло-Одерской операции. В начале наступления из-за сложных метеоусловий авиация почти не летала. В эти дни Иван Никитович восторгался действиям наземных войск: «Могучей лавиной движутся советские танки, пехота, мощно бьет артиллерия… Как часто в последние дни мы пролетали над этим участком, и никто из нас не заметил сосредоточения такого огромного количества войск! Наша техника только сейчас, как говорят, обнаружила себя, появившись словно из-под земли. …Мы, летчики, восторгаемся мастерством наших танкистов, артиллеристов, пехотинцев. Какой сокрушающий удар нанесли они за два дня наступательных боев даже без поддержки авиации!»

Изо дня в день рос счет боевых вылетов гвардии майора Кожедуба и поверженных им самолетов противника. В боевой характеристике от 20 января отмечалось: «За весь период боевых действий произвел 256 боевых вылетов, в проведенных воздушных боях лично сбил 48 самолетов противника. В воздушных боях смелый, решительный, мужественный командир. Как летчик летает отлично, техника пилотирования отличная. Хорошо подготовлен к полетам по маршруту и в сложных метеоусловиях. …Много работает над изучением боевого опыта Отечественной войны и грамотно его передает подчиненному составу. Являясь заместителем командира полка, проявил себя грамотным командиром, умеющим правильно и своевременно организовать летно-технический состав полка на выполнение поставленных задач командования».

В феврале 1945 г. тяжелая борьба завязалась в небе над Одером. 12 февраля группа из шести самолетов под командованием Кожедуба невдалеке от линии фронта вступила в бой против 30 истребителей-бомбардировщиков «Фокке-Вульф». В этом бою наши летчики сбили  восемь самолетов противника (Кожедуб – три), потеряв одного летчика. 24 февраля, находясь на свободной охоте в паре с гвардии майором Д.С. Титоренко, Иван Никитович одним из первых в советской авиации сбил немецкий реактивный истребитель «Мессершмитт» Me-262. Об этих машинах летчики полка знали еще с осени 1944 г. когда одну из них зафиксировал кинофотопулемет командира полка Героя Советского Союза гвардии полковника П.Ф. Чупикова.

Кожедуб вошел в историю как искусный воздушный боец, который стремился первым атаковать противника и овладеть инициативой. Он разработал ряд новых приемов и способов ведения воздушного боя. Всего за войну Кожедуб совершил 330 боевых вылетов, участвовал в 120 воздушных боях.

Последний бой в Великую Отечественную, в котором он сбил два "FW-190", Кожедуб провёл в небе над Берлином.

Когда на одной из послевоенных встреч молодые летчики спросили Ивана Никитовича, какой из фашистских самолетов, сбитых на войне, чаще вспоминается, он ответил: «Два последних. Эти две вражеские машины упали на улицы горящего Берлина 17 апреля 1945 г. Тогда два советских летчика вступили в бой с сорока самолетами врага. И победили! Мысль о том, что под крыльями логово фашистского зверя, что совсем близко от него победоносно наступают советские войска, придавали силу и уверенность. Я вложил в этот бой все свои знания и мастерство».

Кроме того, на счету Кожедуба числятся также два сбитых в 1945 году американских самолёта «Мустанг», которые атаковали его, приняв его истребитель за немецкий самолёт.

Советский ас действовал по принципу, который исповедовал ещё при работе с курсантами: «Любой неизвестный самолёт — враг». За всю войну Кожедуб ни разу не был сбит, хотя нередко его самолет получал очень серьёзные повреждения.

18 августа 1945 г. за совершенные подвиги И.Н. Кожедуб в третий раз удостоился звания Героя Советского Союза. С 1 октября он приступил к учебе в Военно-воздушной академии.

Здесь весной 1948 г. Кожедуб впервые сел за штурвал реактивного самолета. В июне 1949 г. после окончания академии Иван Никитович был назначен заместителем командира 31-й истребительной авиационной дивизии в Закавказский военный округ, но через месяц его перевели на должность помощника к бывшему комполка П.Ф. Чупикову, который теперь командовал 324-й истребительной авиационной дивизией, размещавшейся в подмосковной Кубинке. В числе первых подполковник Кожедуб освоил реактивный истребитель МиГ-15, получив квалификацию военного летчика 1-го класса. В декабре 1949 г. Кожедуба назначили заместителем командира, а в ноябре 1950 г. – командиром этой дивизии.

В это время на далеком Корейском полуострове уже шла война между Корейской Народно-Демократической Республикой (КНДР) и Республикой Корея. Применение, вмешавшимися в войну США, тактики «ковровых» бомбардировок наносило ущерб не только северокорейской армии и промышленности, гибли тысячи мирных жителей. С осени 1950 г. советские летчики-истребители, базировавшиеся на территории Северо-Восточного Китая, начали прикрывать города и объекты на территории КНДР. Был сформирован 64-й истребительный корпус. В марте 1951 г. в Китай в состав корпуса прибыла 324-я истребительная авиадивизия гвардии подполковника И.Н. Кожедуба. В ее состав входили 176-й гвардейский и 196-й истребительные авиационные полки. С 3 апреля ее летчики начали совершать боевые вылеты. Самому Ивану Никитовичу участвовать в них было категорически запрещено. На командире дивизии лежала не менее ответственная и сложная задача руководства воздушными боями и огромная ответственность за вверенных ему людей и технику. Большую работу Иван Никитович проводил и с корейскими пилотами, которых американцы сбивали куда чаще, чем подчиненных Кожедуба. Но не факт, что Кожедуб не находил способа передать  подчиненным свой боевой опыт непосредственно в небе. 12 апреля 1951 г. над рекой Ялуцзян произошел один из самых крупных воздушных боев войны в Корее. На этой реке находились крупная гидроэлектростанция и мосты, по которым шло подкрепление китайским народным добровольцам, воевавшим на стороне северокорейцев. В этот день в налете участвовали 48 американских бомбардировщиков под прикрытием 42 истребителей. Для подавления ПВО выделялись дополнительно 36 истребителей-бомбардировщиков. Передовые радиолокационные посты советского 64-го истребительного авиакорпуса сумели заблаговременно засечь противника. На перехват поднялись 44 истребителя 176-го гвардейского и 196-го авиаполков.

В историю войны в Корее и американской военной авиации этот день вошел под названием «черный вторник». По советским источникам, американские ВВС 12 апреля потеряли до 12 бомбардировщиков и шесть истребителей. Время безнаказанных бомбардировок американцами корейских городов заканчивалось.

Всего в период с апреля 1951 г. по февраль 1952 г. летчики 324-й истребительной авиационной дивизии сбили 200 самолетов всех типов. В боях дивизия потеряла 10 летчиков и 29 самолетов. За мужество 143 военнослужащих дивизии были награждены орденами и медалями. Кожедуб, осуществлявший оперативное руководство дивизией, участвовавший в подготовке летных кадров и перевооружении ВВС Китайской Народной Республики и КНДР был награжден советским орденом Красного Знамени и медалью КНР «Китайско-советская дружба».

В феврале дивизия вернулась в СССР и была размещена в Калужской области. В августе 1953 г. Кожедубу присвоили звание генерал-майора авиации. В 1955 г. он поступил в Высшую военную академию им. К.Е. Ворошилова. Часть наиболее сложного первого курса он сдал экстерном, так как по служебным обстоятельствам задержался с началом занятий. После окончания академии И.Н. Кожедуб занимал высокие командные должности в советской военной авиации. В ноябре 1956 г был назначен заместителем начальника Управления боевой подготовки ВВС, через полтора года – первым заместителем командующего 76-й воздушной армией в Ленинградском военном округе. В январе 1964 г. генерал-лейтенант авиации И.Н. Кожедуб стал первым заместителем командующего авиацией Московского военного округа. В 1971 г. генерал-полковник авиации Кожедуб был назначен первым заместителем начальника боевой подготовки ВВС. С 1978 г. он в Группе генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Иван Никитович до 1969 г. регулярно летал на истребителях, освоил десятки типов самолетов. Последние полеты он совершил на МиГ-21. В 1985 г. Кожедубу присвоено звание маршала авиации. Столь позднее присвоение маршальского звания ряд исследователей связывает с нежеланием прославленного лётчика принимать участие в развенчании культа личности Сталина. Так ли это точно сказать сложно.

Трижды Герой Советского Союза И.Н. Кожедуб (он стал третьим и последним человеком, удостоенным звания Трижды Героя до конца Второй мировой войны. И Брежнев, и Будённый были удостоены высшей степени отличия намного позднее) был награжден двумя орденами Ленина (орден до брежневской эпохи вручался лишь при первичном присвоении звания Героя Советского Союза), семью – Красного Знамени, орденами Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени, двумя орденами Красной Звезды, орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах» СССР 2-й и 3-й степеней и медалями, а также иностранными орденами и медалями. Среди иностранных наград — Орден возрождения Польши — высшая награда Польской республики, восстановленная в 1944 году. Награжден Кожедуб был не первой степенью этой награды. Хотя надо сказать, что ордена Возрождения Польши лишь 2-й и 3-й степеней были удостоены маршалы Жуков, Рокоссовский, Василевский, внесшие, прямо скажем, немалый вклад в освобождение польской территории.

Другой интересной наградой Ивана Никитовича стал корейский орден Государственного флага. Первоначально очень почётная награда Северной Кореи в дальнейшем подверглась приличной девальвации, когда многие корейские военачальники-старожилы были отмечены шестью-девятью орденами Государственного Флага за выслугу лет.

Перу Кожедуба принадлежат ряд трудов, в том числе воспоминания «Служу Родине» и «Верность Отчизне», во многом поучительные и для современного поколения молодежи.

Умер Иван Никитович 8 августа 1991 г. от сердечного приступа на своей даче в поселке Монино Московской области. Похоронен на Новодевичьем кладбище г. Москвы.

Именем Кожедуба названы улицы в Москве и других городах России и Украины. Его имя носит 237-й гвардейский центр показа авиационной техники имени ВВС России. На родине Героя в Ображеевке был установлен его бюст, действовал музей. Другой бюст находится в Центральном музее Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. в Москве. Мемориальная доска И.Н. Кожедубу установлена на доме в Сивцевом Вражке в Москве, где он жил в последние годы. Его самолет Ла-7 экспонируется в Центральном музее ВВС в Монино.

 

У Ивана Кожедуба в бою был индивидуальный "почерк" в небе. В нём органично сочетались мужество, отвага и исключительное хладнокровие. Он умел точно и быстро взвесить обстановку, мгновенно найти в сложившейся ситуации единственно верный ход.

Все его полёты представляли собой каскад всевозможных манёвров: разворотов и змеек, горок и пикирований.

 

 

Спасибо за внимание!

                     Добра Вам и здоровья!

                                            До новых встреч!

                                                                  

                                                                  А. Трущенко